Rambler's Top100
 
 
Статьи
Николай НОСОВ  06 октября 2021

Российский GitHub, государство и open source

В центре дискуссий прошедшего 1 октября в Москве Russia Open Source Summit была Стратегия развития программного обеспечения с открытым кодом в России до 2024 года. Споры шли вокруг структуры проекта, используемой терминологии и роли государства.

Государство и бизнес

По мнению заместителя министра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ Максима Паршина, одна из основных целей стратегии – распределение ролей между сообществом разработчиков открытого ПО и государством, которое должно не мешать, а помогать, вовлекать, создавать возможности и регулировать. Помогать в том числе заказами, ведь государство – крупный потребитель продукции open source.
В рамках госзаказов пишутся миллионы строк кода. Но разработчики часто изобретают велосипед, создают то, что уже было создано ранее. «Большая часть соответствующего кода должна распространяться по открытой лицензии, быть доступна в публичных репозиториях и обязательна для использования другими органами власти при разработке и совершенствовании необходимых им продуктов», – заявил Максим Паршин.

Свои взгляды на роль государства в регулировании свободного программного обеспечения (СПО) высказали и разработчики. «Мы были бы рады, если бы государство помогло повысить ценность open source в глазах бизнеса, отрегулировало его использование в государственных информационных системах и сформулировало требования к нему. Например, установило бы, что СПО должно обладать определенным набором качеств. В частности, должны существовать компании, разрабатывающие его в России, устраняющие замечания и неисправности и выпускающие его обновления. И за всем этим кто-то должен следить», – считает генеральный директор компании BellSoft Александр Белокрылов.
В рамках регулирования СПО придется искать баланс между интересами эксплуатантов и разработчиков. Однако эксплуатанты могут быть одновременно и разработчиками. Например, департаменты информационных технологий субъектов РФ в основном эксплуатируют СПО, но часть библиотек могут разрабатывать сами и отдавать в сообщество. «Тут может возникнуть коллизия: все ФОИВ и РОИВ выполняют строго определенные функции и никому не вменено в обязанность разрабатывать ПО для внешних пользователей», – дал комментарий нашему изданию руководитель направления Российского национального коммерческого банка Михаил Орешин. 

«Этот саммит ценен тем, что государство впервые обратилось к разработчикам open source, – отметил генеральный директор Postgres Professional Олег Бартунов. – Надеюсь, участники сумели дать понять, что опенсорсом надо не руководить, а создавать условия для развития». 
Авторитетнейший эксперт рынка критически высказался о проекте стратегии: «Документ надо сильно сократить. Стратегия должна быть как скелет, как общий недетализированный план достижения цели – развития программного обеспечения с открытым кодом в России. В ней не должно быть конкретных мер. Кроме того, сейчас проект больше о бизнесе. А open source – это прежде всего люди». 

Нужна нормативная база

СПО не синоним бесплатного ПО и ПО без наложенных ограничений. «Свободное» означает только, что распространяются все исходные коды. Но надо разделять код и нематериальные активы. Есть открытый софт, который всегда будет бесплатным и будет распространяться из открытых источников. А есть софт по открытой лицензии, в рамках которой правообладатель может накладывать те или иные ограничения.

«В принципе различия понятны, но у нас отсутствует нормативная база. Определения нужно зафиксировать в федеральных законах или приказах Минцифры. Чтобы все жили в едином поле, –уверен Михаил Орешин. – Сейчас под open source чаще всего понимают модель распространения кода по открытой лицензии. Но эта лицензия кому-то принадлежит. Не было прецедентов, чтобы старые лицензии отзывали, но новые версии могут лицензироваться по-другому». 
Например, Red Hat после покупки ее IBM перестала бесплатно выкладывать сборку операционной системы Linuх. Если кто-нибудь хочет собрать сам – все коды доступны. Но вести сборку для промышленной эксплуатации на постоянной основе – задача не простая.

Одна из предложенных в проекте мер – «разработка отечественных открытых лицензий, учитывающих интересы Российской Федерации в части языка, юрисдикции и правоприменения, и рекомендаций по их применению». «Важна юридическая составляющая – лицензионная чистота и лицензионное приземление внутри нашей страны использования open source», – заявил экс-замминистра связи и массовых коммуникаций РФ Илья Массух.

Олег Бартунов не поддерживает идею создания российского аналога GPL. «Мир open source-лицензий и так сложный, разобраться в них нелегко. Можно перевести имеющиеся на русский язык, но создавать новые не стоит», – считает он. 

Православный GitHub

В кулуарах обсуждалось предложение о создании доверенного национального облачного сервиса публичных репозиториев. По такому пути уже пошел Китай, создавший репозиторий Gitee, местный аналог американского GitHub.

Доступ к продуктам open source может оказаться подвержен санкционным ограничениям. «Если выйдешь в GitHub из Крыма, то аккаунт могут заблокировать. Сам с таким сталкивался. Так что важно иметь российский аналог GitHub. Причем нужна именно среда разработки, а не хранилища, которые у нас уже есть. Выкладывать туда код, который создается по госпрограммам и который сейчас не так легко получить», – пояснил Михаил Орешин.
«Идея «православного» GitHub, возможно, имеет право на существование, но переносить в него, например, репозиторий Open Java Development Kit нецелесообразно. Мы всё разрабатываем в GitHub, вместе с мировым сообществом, с Oracle, Red Hat, Google и IBM. Это прямые конкуренты, но базовая технология Java нужна всем. Пока нет ограничений, отказываться от совместной разработки не имеет смысла. Возможность использования результатов работы сообщества – огромное преимущество открытых технологий», – указал Александр Белокрылов.

При этом в BellSoft есть актуальное «зеркало» Open JDK, и в случае введения санкций и ограничений код у компании останется. У нее достаточно ресурсов, чтобы при отключении от мирового сообщества поддерживать локальное «зеркало». По мнению руководителя BellSoft, отечественный GitHub может иметь смысл для чисто российских проектов, в частности для переиспользования кода, разработанного за бюджетные средства. Из государственных информационных систем надо выделять кроссиндустриальные части и поддерживать их силами нескольких компаний.

Олег Бартунов высказал сомнение в привлекательности российского GitHub для наших разработчиков, подчеркнув, что это прежде всего социальная сеть, место, где можно обмениваться идеями, в том числе с зарубежными партнерами. Но если российский аналог GitHub будет предоставлять разработчикам вычислительные мощности, то интерес к нему вырастет. Ведь компании не могут владеть всеми видами «железа» на всех платформах и в нужном количестве. Если сервис обеспечит тестирование, проверку и оценку производительности, будет выявлять уязвимости в коде, это привлечет людей.

Курс на оpen source

Модель open source доказала свою жизнеспособность и охватила практически все направления в ИТ. Лидеры проприетарного ПО регулярно сообщают о поддержке все новых open source-сообществ, в которые вкладывают огромные деньги. В сообществах работают лучшие профессионалы компаний, получая при этом по основному месту службы вполне «проприетарные» зарплаты. Активно, особенно после начала «войны санкций», осваивают open source российские компании и государственные организации.

Руководитель Департамента информационных технологий Москвы Эдуард Лысенко подчеркнул, что ДИТ уже много лет проводит политику замещения проприетарного ПО открытым. И выступает не только как потребитель, но и как разработчик, причем делится кодом своих систем с регионами.
Заместитель директора департамента ИТ банка ВТБ Михаил Хазин отметил, что банк не только использует OpenStack, но и отдает свои разработки в сообщество. А «Яндекс», по словам руководителя проекта «Яндекс.Облако» Алексея Башкеева, входит в топ-150 компаний мира по количеству контрибьюторов в разные проекты open source.
Модель оpen source стала технологическим драйвером в разработке ПО. Сообщество его разработчиков уже не ассоциируется с кучкой идеалистов, дарящих миру свои программы. Это бизнес, который имеет свои модели монетизации и в котором заинтересованы и общество, и государство.
Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!